На главную страницу                                                                                                                                       Следующая страница

 

 
 

Каждый, кто входит в дом Ляпуновых, с первого шага удивляется обилию красоты, которой все здесь дышит. Малыш Илья, пяти лет, уплетает кашу на столе, где "летают" райские птицы среди диковинных цветов. Рядом - поднос с резными ручками, тоже расписан, и конфетница в виде ладьи...

И кухонный гарнитур не какой-нибудь заводской, стандартный, а сделан руками папы и мамы. На стенах картины. И даже игрушки у Илюши чудные - Михаил Потапыч из известной сказки с плетеным коробом за спиной. Из него он вытаскивает миниатюрную "точеную" Машеньку. Яркие деревянные солдатики и гномики с улыбками до ушей, лукавыми глазами.

Бабуля-матрешка в пестром сарафане несет блины. За ней в очередь, конечно же, за блинами, Илья выстраивает певцов. У каждого из них забавно вытянуты рты: очень уж они стараются, чтобы песня понравилась.
- Друзья приходят играть, - им нравится?
- Конечно, - отвечает малыш.
Илья Ляпунов еще мал, чтобы понять все изыски и тернии алтайской росписи, но он четко осознает, что сын художников. Устькаменогорцы Владимир и Юля Ляпуновы - талантливая семейная пара, реанимировавшая за каких-нибудь шесть лет уникальную местную алтайскую роспись. Благодаря им алтайская роспись может покрасоваться с честью и перед "городцом", и "хохломой", и в чем-то даже удивить своими высотами. А началось все с прялки, которая попалась Володе, когда он сотрудничал с этнографическим музеем.

Его привлек потертый рисунок на дереве.Потом фольклорный ансамбль заказал в таком же стиле двадцать прялок. И Володя ни разу не повторился. Работа настолько увлекла, что он забросил на время любимую живопись. Ведь он окончил Алматинское художественное училище, получив диплом по рисунку, живописи. Прикладное искусство проходил, как все предметы, особо не заостряя внимание. Зато увлекался русским авангардом - Кандинским, Малевичем и другими. Много экспериментировал в цвете, в пластике выражения. Новое пытался сказать в графике - 70 иллюстраций сделал к поэме Некрасова "Кому на Руси жить хорошо". Создал свою технику письма маслом, с помощью мастихина - лопаточки нанося на холст пастозные сочные мазки.

И все же в его творчестве лидирует алтайская роспись. Потому что, по сути, он ее не столько реанимировал, сколько обогатил, развил, бережно придерживаясь основных канонов: это солярный знак - солнце - главная деталь, вазон, растительный и животный мир.

С Юлей они привнесли в алтайскую роспись "солнце" своих сердец, поток душевного тепла. Их работы очень энергетичны, а попросту - не скучны и оригинальны.
Володя с увлечением рассказывает историю алтайской росписи в Казахстане, как тюменские "красильщики"и другие пришлые, в поисках таинственного Беловодья, селились в наших краях. И привезли с собой уральскую, сибирскую роспись с яркими, открытыми цветами. Расписывали опечек, двери, потолки, стены, мебель, посуду... Им хотелось окружить себя красотой природы и в Доме... Это были мастера. Но потом и крестьяне начали творить так называемые "новоделки". Но даже в этой упрощенной манере письма своя душа, свой мир, свой аромат красок. Володя: Прялку подарить невесте - это было здорово! Вот и старался каждый, во что горазд...

Я много ездил - искал образцы, копался в литературе, по крупицам восстанавливал... И почувствовал, коль дано мне, художнику, владеть пластикой, зачем я буду делать шаг назад?
Стал стилизировать, вводить сюжетные линии. Игрушки тоже не было в "алтайке".

   

Материала во мне накопилось - девать некуда! Стал вести факультатив в школе искусств №19, а затем преподавать в училище №2 на отделении прикладного искусства. Тут мы и встретились с Юлей.

Юля: Я хотела стать ювелиром. Увидела выставку училища и решила учиться. На втором курсе мы проходили городецкую роспись, хохлому. Подруга Маша прибегает с горящими глазами: "Там так работают!"
- Где? Что?
- Да у Ляпунова!
Вот и пошла...
Володя: Юля удивительно изобретательная, она никогда не повторяет себя. Ведь повторяться, копировать - дурной тон в творчестве! Из двадцати птичек вы не найдете ни одной, похожей на другую. Она так же ловко точит на токарном станке. Мы понимаем друг друга с полувзгляда. Идеи рождаются у Юли налету, особенно, что касается бижутерии...

К сожалению, по душевной юлиной доброте, многое из эксклюзива дамских украшений не сохранилось: стильные подвески, серьги, кольца... И даже "компанию Винни Пуха" увезли в Америку. Иностранцы алтайскую роспись Ляпуновых разбирают с искрами восторга в глазах. Но Володя сетует, что свои не до конца ценят. Может, потому, что рядом...

А вещи, действительно, тонкие, со смыслом. Нелегкий быт крестьян заставлял искать себе защитников, своих богов (солнце - высшее, чему поклонялись язычники), обереги.

В росписи на "горке", в квартире Ляпуновых, птицы счастья: и маленькие райские птички, и роскошные большие павлины, и обычные глухари, курочки. Курочка - любимый, родной образ. К пасхе Ляпуновы придумали наседку с "разузорчатыми" яичками, птенцами. Курочка-матушка - хлопотушка везде в росписях. Вот и курочка-шкатулка появилась.

Юля открывает ее, а там чего только нет! Мышки-нарушки - симпатичные, с кожаными хвостиками, ушками - символ удачи. И котики-монетки, которые стерегут удачу, не дают уйти из дома. Коты все разные, у каждого свой характер. На оборотной стороне монетки написано: "Удачи!", "Денег без счета!" и тому подобное. Юля показывает целую серию ею придуманных домовых - на плошках в форме фигурок; ножки в тапочках, а то в кроссовках, весело болтаются на ниточках.
- Этот добрый старый Домовой в валенках, в шубе, шапке (приклеенный мех), с холстяным мешком - мой любимый. Я его "сочинила" в Новый год.

В мешочек можно положить монетку на достаток, а можно и птичку - на счастье... Такой Домовой стережет свой мешок, не дает богатству распыляться...
На обратной стороне фигурки пожелание: "Чтоб пилось, елось и еще хотелось!". Илюша протягивает забавных домовят в чепчиках, с сонными глазами, подушками в руках: "Сони-засони! Сзади прочитайте!". Читаю: "Приятных цветных снов!". И еще целая гирлянда машинок - самой разной формы, с сердцами в окнах, также с надписями: "Удачи!", "Гладкой дороги!" и другими.
Юля: Мы уже несколько наших талисманов-оберегов видели в машинах.

Володя: Домовые охраняют?! Да, но насколько это сильно в нашем сознании... Вообще, каждый человек строит свой мир.

И как хочется, чтобы этот свой мир был в каждом доме, чтобы не было стандартных квартир... Мы "строим" красоту, а она потом "строит" нас... Мой отец и мой дед были плотниками, они создавали красоту быта. От них у меня многое в крови, и руки, которые без дела не могут! Да, это так! Ляпуновы даже обои делают сами: клеят плотную бумагу, распыляют по ней краску - под гранит, покрывают масляной краской. То же самое проделывают с полами.

В "живописных фондах" более двух тысяч картин - акварель, масло - блестящие монументальные работы циклов: Бухтарма, Сибины, Зимовье, Монастыри.

Особенно хороши полотна осенние, где художник любуется золотыми и бордовыми всполохами тайги. Белые облака цветущих яблоневых садов и переливы Голубого залива от синего до фиолетового, до свинцовой бирюзы... Золото и синь-синева не случайны в алтайской росписи. В отличие от хохломы, между деталями - много простора, света, цветочный, растительный мотив из вазонов устремляется вверх к солнцу.  В центре декоративных тарелок, круглых подносов непременно солярный знак.

Володя: фон может быть разный, но у нас он полупрозрачный, мы практически сохраняем цвет и "дыхание" дерева. Посмотрите, какая красивая фактура волокон старой березы! Когда мы выточили вазочки, были поражены и не стали расписывать. Так родилась картина в картине - панно-натюрморт...
В рамке заключено не плоское изображение, а выпуклые формы предметов - прямо "ноу-хау". Импровизация полнейшая! На телевизоре сидит парочка влюбленных - вырезанные фигурки, со свисающими ножками. Юмор - семейная черта. Когда я спросила Илью, показывая на загадочный холстяной мешок с донышком из березового шпона:

"С чем он?", - тот бойко ответил: "Это мешочек с нашим сердечным счастьем. Там бьются наши сердца!". Пусть свет алтайской росписи озарит и ваши дома, пусть счастье синей птицей влетит в ваше окно.

Откройте его пошире!

 

Вера ЛАЗАРЕВА. 2002 г.
 

Вверх