На главную страницу

 

 

Художник. Окончил  текстильный институт, факультет декоративно-прикладного искусства г. Москвы.  Его гобелены, батик известны хорошо в городе.  Они привлекают внимание высоким художественным уровнем и техничностью исполнения. Участник городских, республиканских и международных выставок.

В 26 лет, в 1979 году я поступил в Московский текстильный институт на факультет прикладного искусства. В этом тоже была определенная удача в жизни. В нашем институте был очень хороший предмет - композиция. На первом курсе это была общая композиция, а в дальнейшем стала специальная орнаментальная композиция. Я и не подозревал, что существуют четкие законы передачи ассоциаций, настроения, эмоций. Оказывается можно делать работу и заранее программировать настроение у зрителя, вызывать у него необходимые ассоциации, чувства, эмоции. Для меня это было большим открытием. Я всегда любил рисовать "по-воображению", а теперь получил и теоретические знания для такой работы. Одновременно с композицией я открыл для себя гобелен. 

До поступления в институт мне никогда не доводилось их видеть, я даже не знал, что это такое.
Когда же я стал изучать ручное ткачество, я понял, насколько он мне близок. адо сначала свою идею изобразить, потом ее довести до завершенного вида, а затем методично, "кирпичик за кирпичиком", прокладывая уток за утком на станке сделать работу. Можно зашторить окна, включить любимую музыку, отстраниться от внешнего мира и находиться в созданном самим собою. В нем ты можешь быть таким, какой ты есть, делать работы такими, какими ты их представляешь, во время работы мечтать о том, что будешь делать в следующий раз.


Сергей Шупляк

 

Эссе

 

Я, Шупляк Сергей, являюсь художником декоративно-прикладного направления. Моя специализация - гобелен. В 1985 году я окончил Московский текстильный институт им. А.Н.Косыгина (факультет прикладного искусства).  30 мая 1991 года на собрании Восточно-Казахстанского отделения был принят в Союз художников СССР.

В 1992 году перерегистрирован в члены Союза художников Казахстана. Мне нравится заниматься графикой и живописью, люблю выходить на этюды.

Правда, стараюсь выбирать места, где никто тебе не помешает. Нравится делать в искусстве то, что тебе хочется, то, что тебя интересует и волнует.

Но профессионалом считаю себя в первую очередь в гобелене. Именно в нем следует оценивать меня как художника по самым строгим меркам.

Все остальное в моем творчестве идет на втором плане. Любовь к рисованию мне привил в детстве, когда я еще ходил в детский сад, мой папа, Шупляк Петр Никитич.

Это было что-то вроде игры, где нужна была фантазия и воображение. Можно было придумать и нарисовать что угодно, побывать, где желаешь и быть кем хочешь. Это была очень интересная игра. Добрая память ему за это от меня и низкий поклон. Рисовать я любил и рисовал всегда, но никогда не придавал этому серьезного значения. Ведь это для меня была только игра. Так мне тогда казалось. Я думал, что у мужчины должна быть серьезная специальность и работа.

Поэтому я поступил в индустриальный техникум. Но любовь к рисованию все же не пропала. И только после службы в Армии я понял, что для меня главное в жизни и что буду учиться рисовать.
В 26 лет, в 1979 году я поступил в Московский текстильный институт на факультет прикладного искусства. В этом тоже была определенная удача в жизни.

В нашем институте был очень хороший предмет - композиция. На первом курсе это была общая композиция, а в дальнейшем стала специальная орнаментальная композиция.
Я и не подозревал, что существуют четкие законы передачи ассоциаций, настроения, эмоций. Оказывается можно делать работу и заранее программировать настроение у зрителя, вызывать у него необходимые ассоциации, чувства, эмоции. Для меня это было большим открытием.

Я всегда любил рисовать "по-воображению", а теперь получил и теоретические знания для такой работы. Одновременно с композицией я открыл для себя гобелен. До поступления в институт мне никогда не доводилось их видеть, я даже не знал, что это такое. Когда же я стал изучать ручное ткачество, я понял, насколько он мне близок. Надо сначала свою идею изобразить, потом ее довести до завершенного вида, а затем методично, "кирпичик за кирпичиком", прокладывая уток за утком на станке сделать работу. Можно зашторить окна, включить любимую музыку, отстраниться от внешнего мира и находиться в созданном самим собою.
В нем ты можешь быть таким, какой ты есть, делать работы такими, какими ты их представляешь, во время работы мечтать о том, что будешь делать в следующий раз.
Работу я веду одновременно сразу по нескольким направлениям: живопись, графика, батик, гобелен. Это позволяет переключаться периодически с одной работы на другую, когда устают эмоции, когда плохо понимаешь что делаешь. А когда возвращаешься к первой работе, то уже начинаешь лучше воспринимать, что необходимо делать дальше.
В работе ценю профессионализм, который начинается с полноценного образования. Можно заниматься живописью, закончив художественно-графический факультет в пединституте, можно не иметь вообще никакого образования и рисовать. Но это будет только говорить о любви к искусству, а не о профессиональных знаниях.
Мне близки по духу слова русского художника Ефима Честнякова "Жизнь многогранна и прекрасна. Рисуй ее такой, какой видишь ты. А по красоте своих грез ты займешь достойное тебя место".

 

Мастер, Маргарита и другие…


«Мера творческой зрелости не возраст, а талант»

Е. Сидоркин, художник
 

Как всякий нормальный мальчишка Сережа Шупляк любил гонять футбольный мяч, интересовался техникой, мечтал водить машину. О том, что бегал рисовать в изостудию городского Дома пионеров, вспомнил уже в армии, когда возникла необходимость в художнике-оформителе. Здесь детское, забытое уже увлечение стало расти и принимать вполне ощутимые формы.
В текстильный институт им. Косыгина Сергей поступил не сразу, только со второй попытки, испытывал даже неловкость от того, что молоденькие девчонки рисуют лучше него, уже двадцатипятилетнего. Но может быть именно этот факт и сыграл свою положительную роль, подстегнув самолюбие.
Грандиозность поставленных задач была для него всегда побудителем творческого роста, ибо кроме таланта ему дана еще поразительная работоспособность.
 

 

   

Гобелен

Очень часто с огромным чувством благодарности Сергей вспоминает своего отца. Петр Никитич был человеком творческим и в детях старался воспитывать интерес к прекрасному и целеустремленность.
С особой теплотой Сережа вспоминает годы учебы, очень гордится замечательными педагогами, с которыми свела его судьба.  На пожелтевшей вырезке из газеты, бережно хранимой в папке, его учитель профессор, Ф.В. Антонов запечатлен рядом с известными мастерами живописи Нисским и Дейнекой.

В таких же папках аккуратно разложены рисунки Сергея, наброски, эскизы не состоявшихся пока работ. Среда обитания очень красноречиво говорит о человеке. Мастерская Шупляка не самая просторная в Доме художников.  Но самая уютная - это уж точно.

На стеллажах в образцовом порядке книги, папки, скульптуры и даже флористика. По-домашнему мило смотрится ящик с разноцветными клубочками пряжи. Всегда на месте и готов к работе станок для гобелена.  Интерьер Сережа очень долго и тщательно обдумывал, своими руками изготовил всю мебель. Говорит:

- Хотел создать особую ауру, чтобы располагала к творчеству, отдыху, работе. Хотя это, наверное, нелегко, так как и Дома художников-то, как такового, теперь уже нет.

Был китайский рынок, теперь ночная дискотека и куча магазинчиков. Дверь рядом - Second Hand, слышно, как верещат девчонки, восторженно что-то примеряя.

Интересно, возниклали хоть раз у владельцев магазина мысль: обратиться за советом к художнику-профессионалу? Думается, создай он эскиз оформления салона, сделай достойную рекламу - от покупателей не было бы отбоя. Очевидно, еще не развито у наших предпринимателей чувство прекрасного.

К сожалению, не только у них. Трудно поверить, но единственный в области профессионал-прикладник, получивший полноценное образованание остается не востребованным перебивается случайными заказами. А в наших вузах специальности по дизайну моды преподают люди, не имеющие к этому, порой, никакого отношения.

Сергей не считает себя модельером, хотя и учился с таковыми бок о бок. В его папках много эскизов одежды. Он не понаслышке знает, что такое стиль, хорошо ориентируется в костюмах и аксессуарах разных национальностей и эпох. По мнению художника, настоящий профессионал должен иметь прежде всего чувство меры. И на протяжении всех лет учебы в институте текстиля их учили это чувство развивать. Сергей Шупляк - мастер с огромным творческим потенциалом и аналитическим складом ума. Он очень активно участвует в выставках. Но их так много, что на одни перечисления ушла бы добрая половина газетной полосы.

Областные, республиканские и даже международные в ФРГ, Италии, Болгарии. Его работам - будь то батик или гобелен, графика или живопись всегда присуще интеллектуальное начало.

В работах с текстилем особенно четко прослеживается композиционный дар художника и гармония глубокого насыщенного цвета. Панно поражают воображение неожиданностью художественного решения, изысканностью и техническим мастерством. Секрет удачи в том, что Сергей одновременно и подчиняется материалу, и владеет им.

Конечно, учитывая дороговизну теперешней жизни, художник не может позволить себе такую роскошь. Он только мечтает о новых сказочно-красивых сюжетах и новых солидных заказах.

Кто-то сказал, что гениальность - это постоянное внимание. Сережа скромен и наврядли одобрит это сравнение, но спорить с тем, что наблюдать и творчески осмысливать жизнь ему помогает внутренняя сосредоточенность, наверное, не станет. Желание объять необъятное привело художника когда-то в юности к роману "Мастер и Маргарита".

Тогда его больше взволновала тема любви, взрослея оценил и булгаковский сарказм, и мистическое торжество темных сил.

   

Батик

Книга стала его наваждением и колдовством. Это своеобразная "кардиограмма" страстно ищущего и напряженно мыслящего человека. Иллюстрации напоминают монументальное театральное действо, потому что выходят за рамки обычной книжной графики. Образы Мастера, Маргариты, Воланда рождаются в нервной динамике штриха. В них сплетаются драматизм и лиризм, красота и гротеск, правдоподобие и фантастика. Это некая концентрация впечатлений художника.

На вопрос: "Почему перестал заниматься Булгаковым?", - отвечает: "Боюсь уйти и не вернуться. Покончил пока со всякой нечистью, а то ведь стал склоняться к тому, что только она и сможет навести порядок на этой земле".

- Сережа, многие современные художники пытаются постичь путь Спасителя. Можно ли надеяться, что эта тема возродится в твоем творчестве?

- Пока я только на подходе к ней, может быть; когда-нибудь и она прорастет в моей душе...

А еще в его душе прорастают сказки. В них светится беззаботный мир детства и доброта ко всему сущему. Мультяшки, как называет их Сергей, помогают забыть о каждодневных проблемах и неудачах , о нехватке денег и отсутствии работы. Помогает остаться человеком. Самая большая мечта Сергея: творить, не думая о хлебе насущном, избегая конъюнктуры рынка и с любовью прорисовывая каждый кирпичик на своих полотнах.

 

Татьяна ОРЛОВА.

Вверх