На главную страницу

 


 

... И ПРЕКРАСНЫЙ ЗВОН ШОЛПЫ

 

Кто бы ни пришел в наш музей, в зал казахской этнографии, тот всегда с каким-то особым вниманием рассматривает женские ювелирные украшения. Конечно, в основном это представительницы прекрасного пола, - наверное, некая генетическая связь с прошлым своих прародительниц приковывает их восхищенные взоры к, казалось бы, обычным кольцам, серьгам, браслетам...  Вспоминаю руки своей бабушки, теплые, шероховатые, пахнущие сеном, молоком.

Руки, украшенные браслетами - блезик.  Я тогда не рассматривала их и даже не воспринимала как украшения. Спустя много лет как-то спросила у мамы об этих браслетах.

Она сказала, что их забрала тетя, на память о покойной...  Да, это было другое время, национальные украшения тогда особенно не ценились, к ним относились как к каким-нибудь незначительным предметам.

Это сейчас стало модно украшать себя изделиями в национальном стиле; их можно увидеть на певице из клипа, многие уважаемые художницы, актрисы не прочь продемонстрировать их на себе.

И это не случайно, ведь старинная одежда и украшения любого народа, по-моему, были намного нарядней, более яркими, чем нынешние. Сегодня мы носим примерно одинаковые кольца, цепочки, предметы, так скажем, массового потока.

     

Потерялась изюминка и какой-то незримый код. Ведь раньше для каждой женщины или девушки зергер (казахский ювелир) изготавливал украшение специально, учитывая ее вкус и наклонности. Когда рождалась девочка, ей, как правило, дарили украшения, или родители сами заказывали их. А когда девушка выходила замуж, то здесь и вовсе невозможно было обойтись без ювелира, и кто мог себе позволить, заказывал весь комплект украшений: кольца, браслеты, серьги, накосные украшения...                                                                                            

Вот передо мною прекрасное шолпы (украшение для кос), состоящее из овальной и двух ромбовидных подвесок, выполненных в технике ажурной филиграни и инкрустированных сердоликом в обрамлении бирюзы. К подвижно соединенным деталям прикреплены монеты времен Елизаветы. Это украшение было приобретено в антикварном салоне Музея семьи Невзоровых города Семипалатинска. Ничего неизвестно о владелице данного предмета. Вот и приходит в голову таинственный образ незнакомки, украшавшей, а тем самым оберегавшей свои волосы, так как казахи верили, что в волосах находилась часть души.

Возможно, это была шаловливая красавица, звоном своего шолпы привлекающая восхищенные взоры местных джигитов. А может быть, скромная и послушная дочь, которая не должна была громко смеяться и быстро бегать. Ведь именно скромности и величавости учили матери своих подрастающих дочерей.

Шолпы считается одним из самых сложных и нарядных украшений казашек. В национальной художественной литературе при описании главных героинь непременно уделялось особое внимание их внешнему виду. Вот как, например, представлена Тогжан - возлюбленная Абая - в романе-эпопее Мухтара Ауэзова "Путь Абая": "...здесь было еще одно существо, с появлением которого в юрту, казалось, врывалась свежая прелесть весны. Это была дочь Суюндика - Тогжан.

Она то и дело входила сюда из Малой юрты, где жила ее мать, младшая жена Суюндика. Шолпы своим звоном предупреждало о ее приходе. Маленькие блестящие серьги в ушах, бобровая шапочка на голове, перстни, унизавшие ее пальцы, - все казалось Абаю изящным и прекрасным". Разнообразные шолпы носили девушки и молодые женщины - с колокольцеобразными подвесками, с подвесками конусовидных фигур с проволочной бахромой, а у нас, на Востоке, получило распространение шолпы, состоящее из перламутровых блях, различных форм подвесок. Этот вид украшений был привилегией именно молодых.

Женщины постарше уже не могли позволить себе такое украшение. Другое дело - кольца, браслеты. Их одевали женщины буквально всех возрастов.

Браслеты носили по одному или парно на обеих руках.  Эти изделия отличались большим разнообразием. Большое распространение в нашем регионе получили "жумыр блезик", овальные, круглые или квадратные в сечении, часто с несомкнутыми концами, пластинчатые, с расширенной центральной частью.

Каждый предмет несет в себе информацию, каждое украшение хранит в себе память о прошлом своих владельцев, Вот, например, браслет с изображением серпа и молота. Даже не зная ничего об этом предмете, но имея представление об истории страны, вы можете безошибочно определить примерное время его возникновения. История владельцев этого украшения драматична. Мастер изготовил этот браслет в Усть-Каменогорской крепости, отбывая наказание за распространение революционных листовок. Передал украшение на память своей жене, сам же с каторги не вернулся...  Иногда украшение само по себе, может быть, не так красиво, но интересным его делает именно то, что связано с ним.

Прекрасно то, что истории украшений, в основном, светлые, так как эти изделия создавались для радостных событий - для свадьбы, рождения девочки, для подарка сватье или другой уважаемой особе. Вот, например, пластинчатый браслет, украшенный цветочными узорами, был подарен Тарпановой Жамеш сватами с Южного Казахстана. Согласно казахскому обычаю, когда приезжают родственники жениха за невестой, то они одаривают ее родственников подарками.

     

Тарпанова считалась уважаемым человеком рода и ей преподнесли браслет - блезик. Казахи с большим почтением относились к сватам. "Муж на сто лет, а сваты на тысячу", - гласит казахская пословица. Сватам нередко дарили ювелирные изделия, сватьям чаще всего дарили "кудаги жузик" (кольцо сватьи).

В экспозиции зала казахской этнографии есть такое кольцо, украшенное узорами "ай" (луна), "кун" (солнце), "шаян" (рак). Есть также интересное кольцо с ромбовидным щитком, украшенным лепестками из скани, в центре которых шарики зерни. По мнению исследователей, формы ювелирных изделий выбирались не случайно, они хранили в себе смысловую нагрузку.

Так, например, ромб изначально считался символом плодородия. Треугольник, расположенный вершиной вверх, - символом мужского начала, вершиной вниз - женского. Соответственно, при слиянии треугольников возникала форма ромба. Формы амулетов были в основном треугольными, встречались прямоугольные, а также трубчатые, подразумевающие мужское начало. Амулеты были, как правило, полыми. Внутрь их вкладывались написанные на бумаге молитвы, горсть родной земли для уезжающих далеко от родины.

Казахские ювелиры-зергеры умело применяли технику гравировки, филиграни, штампа, тиснения, чеканки, насечки, умело украшали изделия зернью, чернью.

Мастера ювелирного искусства испокон веков ценились в казахской степи. Часто зергеры работали в одиночку и только на склоне лет передавали свое мастерство либо сыну, либо ученику. Серебро являлось более доступным материалом во многих отношениях; кроме того, серебро - материал более твердый, чем золото, что позволяло мастерам использовать разнообразную технику для изготовления своих изделий. Серебро в представлении казахов обладало магической очистительной силой. И не случайно то, что на руках женщины были именно серебряные изделия, так как она готовила пищу, купала детей. А для мужчин-мусульман предпочтительнее носить только серебряные украшения, в дань уважения пророка Мухаммада, который предписывал мужчинам приобретать для себя не золотые, а серебряные кольца. 

Для инкрустации казахских ювелирных изделий применялись разнообразные драгоценные и полудрагоценные камни - сердолик, бирюза, жемчуг, коралл, алмаз, рубин, хрусталь и другие. Наиболее часто для отделки украшений в нашем регионе, если судить по музейной коллекции, использовали сердолик и бирюзу.

Людей всегда привлекала красота камней, они верили в чудодейственную силу, заключенную в них. Не случайно камни в украшениях называют "коз" (глаз); в данном случае камень осмысливается как всевидящее, стерегущее око. На Ближнем Востоке большой популярностью пользовались перстни с сердоликом, на котором вырезали имя владельца.

Сердолик был одним из любимых камней арабов, считавших этот камень священным талисманом, на котором они вырезали стихи из Корана. Казахи считали его приносящим радость и благоденствие. 

Одним из красивейших ювелирных камней считается бирюза, известная человечеству с глубокой древности. Название камня происходит от персидского слова "фируза", что значит камень счастья. На арабском "фирузадж" означает "камень приносящий победу, удачу в делах". Бирюза, по персидским поверьям, образовалась из костей людей, умерших от любви.

У казахов бирюза считалась камнем счастья и удачи. Одним из самых любимых украшений женщин являются серьги. В нашем регионе получили большое распространение "ай сырга" - лунообразные серьги, которые встречались на всей территории Казахстана. И это не случайно, так как именно с луной сравнивали красивых девушек и женщин. В описаниях степных красавиц применяли эпитеты "луноликая", "светлая, как луна".

Некоторые красавицы любили куполообразные ("кумбез сырга), иные предпочитали свисающие серьги ("салпыншак сырга"). Богатыми и красивыми считались крупные золотые или с позолотой серьги. Позолоченные "коза сырга", состоящие из овальной полой подвески, украшенной тисненным растительно-зооморфным узором, с подвешенными снизу красными камешками, привлекают внимание посетителей зала особой красотой. Украшения Восточного Казахстана отличают, прежде всего, сдержанность декора, ясность и изящность форм. Здесь, как правило, фон превалирует над орнаментом, гармонично используются разнообразные зооморфные, растительные и космогонические узоры. К сожалению, невозможно в одной статье рассказать обо всех украшениях, обо всех тонкостях мастерства ювелиров. Но можно не сомневаться в том, что коллекция казахских ювелирных украшений этнографического музея является уникальной сокровищницей народного искусства, в силу своей своеобразности и неповторимости.

Проходит время, так устроен мир - люди уходят из жизни, рождаются новые. Мы знаем: души близких всегда останутся с нами. А еще с нами остаются их вещи - кольца, серьги, браслеты. Они переходят из поколения в поколение, олицетворяя собой живую связующую нить между ними. Не все семьи смогли уберечь свои украшения, и как хорошо, что эти украшения все-таки не исчезают бесследно. Нет у меня браслетов моих бабушек, но зато в музее хранятся десятки других, таких же или похожих.

Л. АСЫЛОВА,

Вверх