На главную страницу

 

Пётр СУШКО©, старший научный сотрудник Восточно-Казахстанского областного

архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника.

Написать письмо: spn4@inbox.ru

 

Об атрибуции иконы «Преподобный Марий Певец»

 

В 1979 году житель города Алматы Игорь Григорьевич Похиленко подарил музею двенадцать икон, собранных на территории Восточно-Казахстанской области.

Среди них была русская икона с изображением неизвестного святого[1]. Что же было отмечено в приемных документах? На среднике иконы, сохранившем следы позолоты, изображен обнаженный по пояс святой, с перекинутым через левое плечо краем темно-вишневой ткани, прикрывающей нижнюю часть тела.

Волосы его членятся  тонкими белыми штрихами. Правая - рука прижата к животу. На поле, «в клеймах», изображены: слева – ангел-хранитель, ниже - неизвестный святой, справа – архангел Михаил, и ниже его - неизвестная святая. Опушь – двойная. Мы видим большие утраты красочного слоя и левкаса, трещины, покрытые бесцветным лаком.           

В инвентарной карточке к названию «Неизвестный святой» сделана приписка: «св. Лаврентий(?)». Икона была датирована XIX веком (ил. №1).

Автор статьи впервые приступил к изучению иконы весной 2005 года. В процессе начального исследования установлено: икона – семейная, с характерными для таких икон изображениями святых в клеймах на поле, которое также позолочено, как фон средника и нимбы. Несмотря на серьезные утраты левкаса и красочного слоя, икона привлекала таинственным обликом святого, особенно личного письма, которое было явно навеяно или лицевым подлинником, или неким старинным протографом. Это проявлялось в росписи белокурых волос по византийской традиции, строгом рисунке красивых глаз безбородого молодого человека.

Средник иконы был отделен от поля белой и темно-красной линиями. Опушь – двойная: из  темно-красной и зеленой линий. В целом колорит иконы - аскетичен: позолота в сочетании с темно-вишневым, красным, желтой охрой и дополняющим зеленым цветами. Для письма одежды и правой руки более характерен иной тип письма, который близок - к крестьянскому. Одежда святого похожа на одежду юродивых или пустынников. Вспомним одеяние блаженного Андрея, свидетеля Покрова Богородицы во Влахернской церкви столицы Византии, Константинополе [1, кн.2, октябрь, с.53].  Так же одет Иоанн Креститель в пустыне на иконе  XVI в. из Третьяковской галереи [2].

Теперь предстояло более пристально поработать с полустертыми, выполненными киноварью надписями на среднике иконы. Изучение их при  увеличении дало удовлетворительные результаты. Слева от святого прочитывалось слово: «Ï[...]åïî». На месте утраты, судя по сохранившемуся нижнему элементу второй буквы, была, предположительно, распололжена литера «р». «Препо» – это сокращенное написание слова «преподобный», что значит «святой монах» [3].

Справа четко прочитывались витиевато выписанные буквы «Ìàð³», а далее - только отдельные элементы букв. Итак, был получен первый результат. Перед нами – преподобный святой, имя которого начинается  с двух слогов: «ÌÀÐI». Имя с  редким корнем, который больше привычен для женского имени «Ìàð¿#».

Это сразу же снимало спорную версию о святом Лаврентии, вызванную неправильным прочтением первой буквы, первый элемент которой похож на литеру «л»[2][4].

 Сразу же отпадало напрашивающееся предположение о святом Марине. В русском православии имеется целая группа святых с таким именем. Но, во- первых, среди них не было преподобного, во-вторых, имя Марин по-церковно-славянски пишется через обычное «и», так как предшествует согласной букве [5].

Не подходили святые Марїан и Марїав: первый был мучеником и диаконом, второй – мучеником и пресвитером. В списке святых с именем, имеющем корень «Мар», оставался только один преподобный – это святой Маръ[6]. Почти все признаки сходились на нем. Преподобный, красивый, молодой, безбородый, но версии противоречила лишь четвертая буква, написанная четко на иконе: это «i», а не «ъ». Имя Маръ фигурирует в житийном сборнике святителя Димитрия Ростовского на 25 января по старому стилю по русскому репринтному изданию 1993 года [1, кн.5, январь, часть 2, с.379].

 

Изучение церковно-славянских старопечатных житийных сборников, которые мог использовать Димитрий Ростовский, из имеющихся в фондах ВКЭМЗ, дало искомый ответ. Так в синаксаре за декабрь, январь, февраль, предположительно конца XIX – нач. XX вв., на 25 января по старому стилю, нашлось почти дословное повторение жития нашего Мара, но только в церковно-славянском тексте пролога его имя звучало несколько иначе: «ÌÀÐIÉ»[3][15].

Последнюю точку в сомнениях поставил "Справочник личных имен народов РСФСР", в котором сообщалось, что «имя Марий до конца XIX в. включалось в русские календари» [7], то есть в XX веке русская православная церковь стала использовать иное,  написание имени преподобного: по церковно-славянски – «Маръ», по-русски – «Мар».

Этимология имени Мар [Марїй] затемнена.   Современный православный календарь возводит его к греческому слову «рука» [6], а «Справочник личных имен народов РСФСР» – к римскому родовому имени [7]. Что же мы узнаем из кратких житийных сведений о Маре (Марїи), изложенных в житиях Димитрия Ростовского и фондовом синаксаре (прологе)?

Это был юный и красивый христианин, живший в сирийской провинции Кирестика близ города Кира, в совершенстве певший на праздниках, посвященных святым мученикам, за что получил в истории православной церкви дополнение к имени – «Певец». Он любил Бога и строго выполнял его заповеди.

Окруженный искушениями, он сохранил невинность и в 22 года удалился в селение Омиру, где построил себе небольшую хижину ( по другим источникам, малый хлев), затворил себя  и провел там 37 лет, до конца своей жизни. Он терпел сырость хижины. Бедность считал за величайшее благополучие.

Питался только хлебом с солью. Но до конца жизни мечтал о присутствии на божественной литургии. Его мечту осуществил перед смертью некий священник.

Душа святого после спасительного тайнодействия была исполнена неизреченной сладости. Он долго предавался размышлениям и мирно скончался в возрасте около шестидесяти лет и "ныне блаженствует в вечных обителях" [1,с.379]. Это событие произошло около 430 года н.э. [8]. Местоположение города Кира определить в настоящее время трудно [9], но, учитывая, что в современной Сирии сохранилось много архитектурных памятников раннего христианства [10], Кир мог находиться в границах современной Сирии.

Оставалось единственное противоречие в иконе и житии святого. Если на иконе святой был одет как юродивый (или блаженный), полуобнаженный, с накинутым на левое плечо концом ткани, прикрывающим его чресла, то в житии говорилось, что преподобный Мар (Марий) «довольствовался одеждами из козьей шерсти».

Но, учитывая, что при изображении одеяний в иконе использован крестьянский тип письма, вполне объяснимо, что иконописец не смог передать особенности фактуры грубо-шерстяной ткани, и изобразил ее более упрощенно, а одежду - как подобало отшельнику в жаркой сирийской  пустыне. И здесь необходимо отметить, что климат в Сирии, субтропический, континентальный и сухой. А осадки выпадают зимой. На территории государства - много озер, преимущественно соленых, пересыхающих жарким летом. Растительность преимущественно пустынная и полупустынная. Средняя температура: в январе от +4 до +12, в июле – от +26 до +34 °С [11]. Вполне оправдано видеть преподобного Мара полуобнаженным, исходя из таких характеристик климата. Определенную сложность представляла расшифровка полустертых букв, следующих на иконе после основного имени преподобного. Опираясь на сохранившиеся  элементы, можно предположить, что на этом месте стояло сокращенное слово «ïåâö» с надстрочной  буквой «h». Надписи в клеймах на поле прочитываются следующим образом:

Верхнее левое клеймо:   «àíãåë õðàíèòå», т.е. «ангел-хранитель». Нижнее левое клеймо: «àï  ïà[...] áîã³», предположительно, «Апостол Павел, ученик Бога», правое верхнее клеймо: «Михаил», предположительно, «Архангел Михаил». Надписи на нижнем клейме не сохранились, изображение святой - нечеткое, атрибуты отсутствуют.

Судя по торцовым шпонкам и бумажной паволоке, икона была написана в конце XIX века .Особенности колорита говорят в пользу сибирского письма.

 В результате исследования иконы "Неизвестный святой" иконографическая коллекция музея пополнилась редким в русском православии образом преподобного Марїя (Мара) Певца, а безымянная икона вновь обрела свое подлинное имя «Преподобный Марий Певец». В завершении статьи отметим, что в современной истории русской иконописи наметился процесс более объективного отношения к русским иконам XIX века.

Об этом справедливо пишет исследователь Б.В.Сапунов: "В собраниях многих провинциальных и даже столичных музеев начали формироваться коллекции поздних икон, в том числе датируемых второй половиной XIX в… 

Значительный интерес к русской иконописи пореформенного периода прослеживается и за рубежом" [12]. В свете сказанного, скромная икона второй половины XIX века, описанная в нашей статье, может представлять интерес для исследователей русской пореформенной иконописи и, кроме того, являет довольно редкий иконографический пример сибирского письма.

В рамках темы «преподобные пустынники» можно вспомнить незаконченное поэтическое письмо, написанное на заре юности Александром Пушкиным к сестре Ольге.

Оно написано примерно в том же возрасте, когда юный Марий обдумывал вопрос об уходе в пустынь. Поэт соглашается с сестрой  в возможности того, чтобы он  тоже мог удалиться от суетного мира « в край уединенный, где непрерывный мир во мраке опустился и в пустыни глухой безмолвно воцарился с угрюмой тишиной…»[13]. 

В позднем творчестве, в лирическом шедевре «Отцы пустынники и девы непорочны», поэт вновь обращается к теме пустынников.

Здесь между строк сквозит горечь грешного человека, понимающего всю тщету своих усилий, жить по законам  Завета Иисуса Христа. Обращаясь к Богу, он цитирует Великопостную молитву другого сирийского пустынника и преподобного Ефрема Сирина[8,с.70-72], говоря о ней: «Во дни печальные Великого Поста все чаще мне она приходит на уста и падшего крепит неведомою силой»[14]. Приведенные здесь строки стихов Пушкина – это всего лишь метафоры мирского и духовного бытия мирянина. А житие преподобного Мария Певца – полностью, без остатка воплотило в себе суровую и аскетическую модель жизни православного праведника, удалившегося в сирийскую пустынь, убегая от греховных искушений суетного мира, для  постоянного общения с Богом.

    1.  Житiя святых на русском языке, изложенные по руководству четьихъ-миней святителя Димитрiя Ростовскаго, репринтное издание, октябрь, книга вторая, Козельск, 1993;

      2. Антонова В.И, Мнева Н.Е. Государственная Третьяковская галерея. Каталог древнерусской живописи XVI – нач. XVIII вв., М, 1963, ил.95, № по каталогу 683;

      3.  Азбука христианства. Словарь-справочник. Сост. Удовенко А., М., 1997, с. 137;

  4.   Павленко. А.Московское Барокко в Филях. Журнал "Советский музей", 1990, №3, с. 32;

  5.   Иеромонах Алипий (Гаманович). Грамматика церковно-славянского языка, М, 1991, с.18;   6.   Православный календарь – 2004,      Алматы, 2003, с.88;

   7.   Справочник личных имен народов РСФСР, М., 1979, с.433;

   8. Бухарев   И.. Жития всех святых, М,2006, с.62;

   9. Иллюстрированная полная популярная библейская энциклопедия архимандрита   Никифора, репринтное издание, М, 1991, с.396;

  1.  Гладкий В.Д. Древний мир. Энциклопедический словарь, т.2, М, 1998, с.126;

  2.  Краткая географическая энциклопедия, т.3, М, 1962, с.495;

  3.  Сапунов Б.В. Некоторые сюжеты русской иконописи и их трактовка в пореформенное время – сб. Культура и искусство России XIХ в., Государственный Эрмитаж, Л, 1985, с.141, ВКЭМЗ, КП-35-25624;

  4. Пушкин А.С.. П.С.С.,т.1, М. 1954, 107-108;

  5. Пушкин А.С.. П.С.С.,т.2,М, 1954, с.209-210;

  6. Синаксарь  на декабрь, январь, февраль, кон.XIX – нач. XX вв, ВКЭМЗ, КП-XI-18506, с.280(СП);

  7. Полный Православный богословский энциклопедический словарь, т. II, СПб, нач. XX в., ВКЭМЗ, ГИК-XXX-12188.

 

П.Н.СУШКО©

Опубликована в научном сборнике: Этнография Алтая и сопредельных территорий, вып. 7, Барнаул, БГПУ, с.281-283

 

[1] Акт приема № 1915, 1979 г, дерево, доска цельная, шпонки врезные, торцовые, паволока бумажная (?), левкас, темпера, 30,4х25,3х2,3 ВКЭМЗ., КП-XX-6607;

 

[2] Версия о святом Лаврентии, конечно, была заманчива, т.к. римский архидиакон, священномученик Лаврентий  изображался на иконах красивым безбородым юношей, но он не был преподобным и носил одеяние диакона

[3] Синаксарь – сборник, собрание сведений о лицах святых и о праздниках[16]. 

 

Вверх