На главную страницу

 

 

Нина Петрова
ВК архитектурно-этнографический 
и природно-ландшафтный музей заповедник
г. Усть-Каменогорск

«Тайна сердца и души …»

(к 70-летию со дня рождения русского поэта Евгения Васильевича Курдакова)

 

В статье «В тоске по планиде земной…» поэтесса Ольга Шиленко удивительно точна в своих воспоминаниях о  Евгении Курдакове: «…он не казался поэтом-гением, он был гением-человеком, причем со своими недостатками и знаменитым между нами «иезуитством». Многим просто нравилось, как он говорит, лицедействует, мудрит, умничает, въедается…. Оригинальность его суждений и богатый свежий язык, покоряли.

Он имел редкий дар убедительности и магнетизма. Притягивала к себе и его естественность….» (4.п., 19)

 Прошло уже восемь лет,  как ушел от нас этот удивительный человек. Годы многое стирают из памяти, но вот такие воспоминания воскрешают и обновляют ее…. Мы, все кто любит творчество поэта, родные и близкие люди, вспоминаем, ощущаем рядом, восхищаемся  и понимаем, что стихи его живут и сегодня, как память сердца.

 

«Птицей взмыть ли, легко и печально,

Иль волной приласкаться к ногам,-

Чем же мне через годы случайно,

Неназойливо вспомниться вам?

Чем, до самого сердца идущим,

Тронуть вас за пределом дорог?

Чем, лишь мне беспредельно присущим,

С вами снова побыть бы я смог?

( «Растворимся в воде и озоне…»)

Сегодня мы вспоминаем поэта и вновь пытаемся осмыслить то наследие, что он нам оставил.

В 2009 году опубликована новая книга Евгения Курдакова «Избранное», где помещены как лучшие, так и малоизвестные произведения. Издание подготовлено к 70-летнему юбилею поэта. В журнале «Вестник Культуры» № 1 за 2010г. опубликована моя статья-отзыв на этот уникальный сборник стихов Евгения Васильевича «…испытываю нетерпение от желания окунуться в особый поэтический мир его, раскрывающий «тайну сердца и души», предчувствуя, что сердце будет сопереживать,

«Я буду вновь без памяти влюблен,

Не потому, что сердце стосковалось,

А оттого, что больше не осталось

И  в снах того, чем был бы я прощен…»

(«Когда-нибудь на склоне этих дней…»)

ликовать,

«Опять как трава прорастают слова!

Поведать о том, что и вечер не вечен,

Что мир все равно незапятнанно млечен,

Что может, и тем он и жив, и беспечен.

Что в нем как трава прорастают слова…»

( «Опять, как трава прорастают слова…»)

и плакать.

«Стихает жизнь, и не хватает  света…»

Именно жизнь во всех ее проявлениях отражена в каждой строчке стихов поэта.

Он чувствовал биение пульса жизни, он любил жить…

«…И опять я шепчу, как во сне:

Просто жить – разве этого мало,

Разве мало, пусть даже устало,

Всякий раз удивляться весне?

 

Всякий раз воскрешенной душой

Безотчетно, как тополь и птица,

Растворяться, надеяться, длиться

В этой ветреной дали живой?»

(«В эти дни зацвели тополя…»)

Вчитываясь в стихотворные строки, каждый раз открываешь для себя что-то важное, через слово доносит он трепет своей души…

«…Я ничего не хочу от тебя,

Жизнь, ты дана мне, и этого хватит,-

Этих взлетающих птиц на закате,

Этого ветра, чтоб жить не скорбя…»

(«Ветер взовьется и птицы взлетят…»)

А эти строки найдут отклик в каждом сердце …

«Жизнь празднична, щедра и безобманна.

Когда она любовь ….

Любовь к жизни во всех ее проявлениях…, вот что такое лирика поэта!

 «Есть просто Жизнь, свет ее золотой несказанный..., жизнь не бывает напрасной, каждый ее момент – это накопление души…»(2 п.,134)

Только поэт, наделенный искрой божьей, мог выразить словами непостижимое понимание смысла жизни.

«Поймешь ли ты, как прочны сочетанья,

Всего со всем, как неизбывна связь,

Тебя и звезд, души и мирозданья,

И той листвы, что падает кружась…»

( «Равноденствие»)

Великой тайны бытия…

«…Ты думаешь, мир не собрать, не вернуть?

Отнюдь, он таит и обратную суть….»

( «Ты думаешь, мир - безмятежный юнец…»)

 

Вслушаемся в мелодию стиха…

 

«…проснуться вдруг, еще не понимая,

Что ты проснулся там, в минувшем сне:

Светло, открыт балкон, и солнце мая

Узор листвы качает на стене …»

( «Проснуться вдруг, еще не понимая,…»)

Ах, какое знакомое ощущение светлого солнечного утра…

Как просто, естественно и проникновенно.

Вникая в суть написанного, не устаешь восторгаться, удивляться и открывать что-то новое для себя в этом человеке и его поэзии.

«В волну зверобоя, ромашек и пижмы

Нырнуть без оглядки, склониться и плыть!

(«Клубника»)

Так реально представляешь эту благодать, что испытываешь чувство полета в пьянящую луговую красоту!

Таково мое восприятие лирики поэта - маленькой грани большого таланта.

И можно бесконечно разгадывать «тайну сердца и души» вчитываясь  в его стихи…

 

«Камень ли, ветку ли тронешь рукой,

И, на мгновение сблизившись с малым,

Вдруг ощутишь, подсознаньем усталым-

Если не смысл, то хотя бы покой…

(«Камень ли, ветку ли тронешь рукой…»)

Таким мне вспомнился Евгений Курдаков сегодня, сейчас.

 

«Пускай для вас судьбы моей блужданья

Не исказят ни сердца, ни лица,-

Судьба поэта тоже назиданье

Умеющим читать ее с конца.

( «Баллада перевода»)

 Судьба  поэта…задумываешься об истоках творчества, о том, что выпало на его долю жизненную. На многие вопросы находишь ответ, читая  эссе  «Семейный альбом» (2, п., 3). Это  проза поэта – редкий сейчас литературный жанр, «глубоко личностное, лирическое, предельно искреннее произведение…». Слог по-житейски прост, но захватывает на столько, что мурашки по коже пробегают - емко и ярко представляешь все происходящее…

 «Итак, 39 год, Уфа, и отец и мама уже вполне такие, каких я знал всегда: мама – порывистая, яркая, любящая и незабываемая во всем, отец – недоверчивый, пронзительно  умный и как-то весь и навсегда утомленный этой несуразной жизнью…. Через год и я появлюсь на свет в городе Оренбурге, где мама работала военврачом ЧУЗА, а еще через год начнется война, которая накроет нас первой утренней бомбежкой 22 июня – уже в Первомайске на Буге….

Поразили следующие строки:

«…одна из неприметных фотографий в глубине альбома, внешне ничем не примечательная, кроме разве того, что…одновременно это документ страшной и общей трагедии:  все дети, включая двух нянь и двух воспитательниц, запечатленных этой фотографией, погибли во время землетрясения (кроме двух мальчиков; меня и еще одного, как  рассказывала потом мама) – Ашхабатское  землетрясение 1948 года.(2 п.,37)

Сколько же всего преподносит людям жизнь…и как непросто понять и оценить судьбу.

И потрясает вывод, который делает поэт: «…не может быть на этой земле вечной и заведомой обреченности, не для этого жизнь дана, и не для этого нужно теребить и перебирать дни прожитые, и листать альбомы, едва не плача от бессилия перед бытием. Была, была и радость, и счастье истинное. Порою и тогда, когда совсем и не думалось, что вот это твое мгновение и есть счастье…оно только в мимолетности и бывает, на секунду, под вздох и улыбку, синим ветром, лучом золотым, тенью легкой, скользящей…(2 п., 44)

С какой щемящей любовью вспоминает он свой отчий Дом в Бузулуке.

 «Дом с вишневым садом, который каждую весну расцветал и цвел так буйно и ярко, словно бы всякий раз как в последний…; дом с большими предосенними подсолнухами вдоль тропы огорода…»

Сквозь тропу через сад, где для мальчика, вечно возвышен,

Восходил и горел, и сиял, словно белый рассвет,

Над разбитым крыльцом расцветающих, млеющих вишен

Лебединый, святой целомудренный утренний свет.

( «Словно белый рассвет…»)

«Да, я не знал тогда, что родину навсегда не покидают, а родину стихов – тем более, что она будет всю жизнь потом напоминать о себе ежечасно и неожиданно, разя вдруг, как из засады, в самое сердце случайным ветром, шелестом листвы, запахом теплой земли…»(2 п.,130)

Этот родины запах и ветер

    Этот сад, этот свет неземной,

           Самый легкий и теплый на свете,-

 Золотой, золотой, золотой…

( «Этот родины запах и ветер…»)

«Моя последняя осень в Бузулуке была тихой, теплой и воистину прощальной (там же)

Надо было что-то делать с собою и судьбою…» и семья в 1968 году переезжает в Усть-Каменогорск. Так судьба распорядилась и  стал этнографический музей важной вехой в жизни Евгения Курдакова и его родных. В  архивах музея хранятся: заявление, автобиография и приказ о приеме на работу Евгения Васильевича Курдакова в качестве художника-реставратора, датированные -10 августа 1983 год.

  

В журнале «Простор» №6 за 2010 год напечатаны интереснейшие воспоминания Екатерины Федоровны и Юлии Евгеньевны Курдаковых  об  усть-каменогорском периоде жизни поэта. Живо воскрешают они ушедшие времена и события, уникальные семейные фотографии знакомят нас с молодым образом Евгения Курдакова. В одном из писем Екатерине Федоровне он пишет: «Бывают моменты, я вспоминаю время, когда мы все были вместе, когда я не догадывался, что был счастлив. Это было время Малыша (маленькая белая собачка…была членом нашей семьи четырнадцать лет…), Розанова, время «КурРоРТа», Сада корней, первых стихов моих, первых книг…». (5 п.,129) Действительно, сделанная его руками уникальная скульптурная экспозиция «Сад корней» была гордостью Усть-Каменогорского этнографического музея, который открылся в 1983 году во главе талантливого человека - Зайцева Николая Алексеевича. В своих воспоминаниях Юлия Евгеньевна ссылается на одно из писем 1985 года. Об открытии музея Курдаков пишет Розанову: «Вот открыли музей, получился он уютным, радостным, в меру современным…живая реальность, …все вещественно, материально, зримо…». (5 п., 142)

Именно в это время Евгений Васильевич отреставрировал огромное количество предметов. Юлия Евгеньевна так говорит об этом: «Отец работал как мастер, за ним интересно было наблюдать, так как ему самому это доставляло радость познания красоты и сути, радость сотворчества с мастерами прошлого…».

Теперь музей-заповедник хранит для будущего все книги его и материалы о нем, скульптурные работы, проводит выставки, лекции, вечера и встречи. Так,  к 65- летнему юбилею писателя-земляка Евгения Васильевича Курдакова,  подготовлена была большая стационарная выставка «  И снова судьбою становится Слово…», рассказывающая о жизненном и творческом пути поэта, где представлялись произведения, фотографии и мемориальные предметы писателя, деревянные скульптуры, автором которых является  Евгений Васильевич, а также демонстрировались работы художников, на творчество которых оказал влияние поэтический мир поэта.

Традиционными стали лекции-встречи, передвижные выставки  в музее, школах города, социальном городском центре «Ульба», проводимые с приглашением дочери Евгения Васильевича- Юлии, использованием  фильма «Триединство собственной души», записей песен на стихи поэта, в исполнении Валентины Савченко.

Пожалуй, главной чертой Евгения Васильевича, можно назвать стремление проникнуть в глубинную суть всего сущего. Поражает его многогранность: увлечение этнографией, флористикой, мифологией, археологией, он замечательный лингвист и, как показало время, гениальный поэт.

Летят, мелькают «дни безоглядной своей чередой», и, вспоминая Евгения Васильевича Курдакова, понимаешь, что «жизнь его не была напрасной», а «судьба имела смысл и вес».

Литература:

1.Копытцева Н.М.  Золотое перо Евгения Курдакова, Великий Новгород, 2004.

2. Курдаков Е.В Дождь золотой, Бузулук, 2002

3. Курдаков Е.В. Избранное, Усть-Каменогорск, 2009

4. Книголюб №3 6 февраля 2003,//Ольга Шиленко «В тоске по планиде земной»//.

5.Журнал Простор,  №6, 2010.// Екатерина и Юлия Курдаковы «Это мои золотые пенаты…»//.

 

Вверх