На главную

 

ЛИЧНЫЕ ФОНДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА

ВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Испокон веков человечество стремилось сохранить историческую память. Составной и неотъемлемой частью Национального архивного фонда Республики Казахстан являются документы личного происхождения, которые представляют собой одну из важнейших групп исторических источников, являются неотъемлемой частью историко-культурного наследия народа, несут уникальную ретроспективную информацию, переломленную через призму личностного восприятия.

Их значение особенно велико для изучения истории, литературы, науки, искусства, то есть тех сторон человеческой деятельности и исторического процесса, где на первый план выступает индивидуальное творчество. С другой стороны особенностью документов личного происхождения является необыкновенное разнообразие и многоаспектность их содержания.

Начало работе по сбору документов личного происхождения в Восточном Казахстане положил Черных Станислав Евгеньевич, одним из первых в республике понявший, что все перипетии истории можно понять только через совокупность официальных и личных документов. Неутомимый исследователь родного края он, работая в архивах, музеях, библиотеках страны, собирая документальные материалы, вел обширную переписку с известными историками и писателями, их родственниками, а также неоднократно  встречался с очевидцами многих событий.

В государственном архиве Восточно-Казахстанской области насчитывается на хранении более 60 фондов личного происхождения. В настоящее время  в личных фондах государственного архива Восточно-Казахстанской области хранятся  найденные, обработанные лично С.Е.Черных  биографические, творческие, изобразительные документы известных  наших земляков. Со многими из них он был знаком лично. Станислав Евгеньевич  был буквально одержим сбором сведений о своих талантливых земляках, умел разглядеть их великое будущее!  Уже нет в живых никого из Хахловых, но их помнят в Сибири и в Казахстане. Дела этих удивительных людей, целой династии живут в памяти потомков. 

Станислав Евгеньевич  вел переписку с Венедиктом Андреевичем и Виталием Андреевичем Хахловыми, бывая в Москве, встречался с ними. В результате скрупулезной собирательской и исследовательской работы, многочисленных встреч и бесед был создан  личный фонд семьи Хахловых.   Хранящиеся в фонде документы, являются настоящим сокровищем. Здесь будут уместны несколько слов о самом Андрее Степановиче Хахлове.  В одном из писем  С.Е.Черных Виталий Андреевич вспоминает о своем отце:  «Мой отец действительно заслуживает глубокого уважения и как человек, и как гражданин.

           

Отец мой родился в 1845 г. в станице Баян-Аул в семье казака. Кто был его отец – сказать не могу, т.к. до 1918 года рядовому гражданину и в голову не приходило запоминать свою родословную, и мой отец никогда об этом не рассказывал. Сибирский казак – вот и вся родословная. Образование получил, по его воспоминаниям, в какой-то специализированной прогимназии в Омске, где готовили чиновников-переводчиков (толмачей) для связи с коренным казахским населением и их управителями, которые пользовались автономией и самоуправлением. Отец не раз вспоминал (нам в назидание), как после поступления в это учреждение к нему был «приставлен дядька», отставной солдат, неграмотный, но хорошо вымуштрованный. Этот «дядька» не мог помочь в учении, но при всяком затруднении подопечного или промахе в поведении драл его за волосы, наставлял уму-разуму. Это все, чем тот мог помочь при обучении. Прогимназия была шестиклассной.

После ее окончания шестнадцатилетний воспитанник получил первый чин и поступил на службу. Отец был единственным сыном в семье, состоящей из 5 детей.

Если бы он не был казаком, то был бы освобожден от военной службы как единственная «опора семьи». Но казачество не предоставляло такой льготы. Отец должен был со своей лошадью, с седлом и шашкой и казенными пикой и винтовкой три года пройти военное обучение. По целому ряду соображений такая перспектива не устраивала его, и он выписался из казачества. Тем самым отец освободился от воинской повинности и мог продолжить службу».(1)  Следующий период своей жизни А.С.Хахлов проводит в Семиречье. Он хорошо знал Кульджу, был в Шихо, Манасе, Гучене. В 1870 году основывается в городе Зайсане.

«Характерной особенностью отца было стремление к деятельности. Он не только сам что-то делал, что-то организовывал, но и других привлекал и поощрял к работе. Забота о городе и его благоустройстве с самого начала отличала его деятельность». (2) Он состоял гласным Городской Думы, избирался городским головой, руководил хозяйством города, и до последних дней жизни был в курсе всех городских дел. До самой смерти Андрей Степанович хранил коконы шелкопряда, катушки и мотки шелка, полученные им самим. Ему хотелось выяснить, можно ли в условиях зайсанского климата, который напоминал климат Китая, заниматься шелководством. И он пришел к выводу, что невозможно из-за вымерзания шелковицы. Та же участь постигла его попытки вырастить фруктовые деревья.

Он занимался изучением возможности ведения хозяйства в условиях пустыни, солонцов и при поливе. В зоне горного чернозема пробовал возделывать картофель и овощи. Оказалось, что посеянное растет хорошо и без полива, а картофель и овощи по своим вкусовым качествам гораздо лучше, чем выращенные на поливных землях в долине.

   

Андрей Степанович внес определенный вклад в развитие земледелия, садоводства и пчеловодства в Зайсанском районе. К началу 80-х годов XIX века он становится активным исполнителем заданий Российской Академии наук и Совета Русского географического общества, в 1883 году его принимают действительным членом Западно-Сибирского отдела Русского географического общества.  Андрей Степанович обладал необыкновенной работоспособностью, умел работать легко, с радостью и наслаждением. Он был великолепным знатоком быта и обычаев местного населения, очень доброжелательно относился к ним, нужды казахов его очень интересовали и по мере возможности он старался помочь им.       Он в совершенстве знал казахский язык, поэтому часто к нему обращались за помощью при составлении прошений или жалоб, при необходимости перевода. А.С.Хахлов пользовался уважением и доверием населения. «Он был по существу большим другом кочевников и посредником между ними и русскими властями». (3)  А.С.Хахлов хорошо знал местную флору и фауну, хорошо ориентировался на местности.

Поэтому при посещении Зайсана кем-либо, а тем более путешественниками, власти города могли рекомендовать обратиться за содействием к А.С.Хохлову.

«Его советами и отдельными услугами пользовались Н.М.Пржевальский, В.И.Роборовский, В.В.Сапожников, П.П.Сушкин, А.Н.Седельников, А.П.Велижанин, А.Брем и другие исследователи». (4)  Виталий Андреевич  вспоминает «У него на полочке письменного стола в кабинете стояло много фотографий. Там были фотографии Потанина, Роборовского, Певцова, Финша и др. Но бросалась в глаза большая фотография (почти на страницу тетради) Пржевальского с его собственной подписью». (5)

Будучи очень деятельным по натуре, Андрей Степанович не мог мириться с отсталостью и оторванностью края. Помимо оказания помощи геологам в поиске полезных ископаемых, он добивался установления регулярной связи с Семипалатинском, Томском и Омском, доказывая через газеты необходимость организации пароходного сообщения по Верхнему Иртышу. «Эти многолетние усилия  увенчались в конце концов успехом. Многие поддержали его, и, наконец, в 1889 году вверх по Иртышу от Семипалатинска был отправлен казенный пароход «Зайсан». (6) В 1902 году было образовано «Верхне-Иртышское пароходное товарищество».            

С этого времени сообщение между Усть-Каменогорском, Семипалатинском и Зайсаном стало регулярным. «Много энергии и труда затратил отец на организацию и развития этого важного мероприятия.

Устройство пристани, постройка пакгауза, укрепление дороги по песчаному мысу, постройка небольшого дома для конторы и будущих пассажиров, заготовка топлива для парохода и т.д. Работы по горло. Пристань от города за 80 километров, а пароходы надо встречать и провожать. Всюду надо поспеть самому, следить за всем.

Первое время пароходы приходили раз в месяц, затем чаще и чаще. В 1910 году отец решил, что дело налажено, ему и по возрасту и по объему работ становится труднее справляться со всем. Поэтому он счел свою миссию законченной. Дело сделано – пора отдохнуть!» (7)

«Он не выносил лжи, обмана, лести, очковтирательства, несправедливости и лени. Помогал всем, кто этого заслуживал, и не ждал  ни от кого благодарности. И своим детям советовал не обольщать себя надеждой на чью-либо благодарность. И был прав». (8) Андрей Степанович Хахлов умер 2 мая 1918 года. Многое для науки сделали его дети.

В одном из писем С.Е.Черных сообщил Венедикту Андреевичу, что хочет рассказать о нем читателям, на что тот ответил: «Обо мне следует ли писать? Разве после смерти?! Но умирать не собираюсь!».  Это письмо он отправил 25 мая 1972 года, а в скором времени его не стало. Венедикт Андреевич Хахлов, заслуженный деятель науки РСФСР, доктор геолого-минералогических наук, профессор. «Шел 1920 год. Студенты вырвались из объятий войны! Оставшиеся в живых вернулись в Томск в свою «альма матер» и торопились оформить свое высшее образование», - вспоминает Венедикт Андреевич. (9)       

В это время им был закончен дипломный проект по Чибижскому золоторудному месторождению. Защита дипломных проектов и дипломных работ была отменена, они рассматривались государственной комиссией без присутствия исполнителя. Работа Венедикта Андреевича была опубликована в Известиях Западно-Сибирского Комитета под названием «Верхнедевонская флора с озера Балхаша», за которую он был удостоен отметки «весьма». (10).  «Моими основными консультантами были по геологии профессор М.А.Усов, по горному искусству профессор Н.С.Пенн, а по металлургии золота профессор В.Я.Мостович. В течение всей своей жизни ношу в своей душе русское спасибо всем своим учителям, наметившим путь дальнейшей моей жизни!». (11) Окончив в 1921 году горный факультет Томского технологического института, он начинает свою научную и педагогическую деятельность в  качестве ассистента кафедры палеонтологии  и исторической геологии.

Им написано и опубликовано более 200 научных работ, в течение 50 лет он читал лекции в Томском университете, под его руководством возникла целая школа палеонтологов и геологов, которая внесла значительный вклад в изучение геологического строения, истории геологического развития и полезных ископаемых Сибири.  

Помимо науки было у Венедикта Андреевича два сильных увлечения – разведение роз и живопись, которые шли с ним всю жизнь. Он первый начал высаживать розы в Сибири и за пятьдесят лет испытал четыреста сортов, доказав, что розы и мороз могут соседствовать. Свой многолетний труд по селекции и культивированию роз в Сибири обобщает в книге «Розы Сибири».  Более 70 картин написано, не один раз устраивались персональные выставки. «С выставки картин В.А.Хахлова в Томском государственном университете не хочется уходить, так как много человеческого одухотворения в его полотнах, каждая из его картин волнует, задерживает внимание. Пейзажи, натюрморты, акварели – во всем виден вдохновенный человек, их автор большой ученый и тонкий ценитель всего эстетического в природе», - пишет профессор, член Союза писателей СССР Н.Бабушкин.  (12)

«Многое, очень многое может человек, любящий и знающий свое дело. Научные работы, талантливо и свежо написанные картины, выведенные впервые сорта роз… Но главное – воздействие всего этого на души студентов, любящих и чтящих своего учителя! Он связал свою жизнь с Сибирью, и письма, на конверте которых написано только его имя, без адреса, все равно находили его, потому что в Томске он был известен примерно, как Биг Бен в Лондоне…» - прощались с учителем его ученики.  (13)

В отличие от Венедикта Андреевича его брат Виталий Андреевич посвятил свою жизнь зоологии, унаследовав у отца трудолюбие, настойчивость, желание познать тайны природы.

Виталий Андреевич Хахлов, доктор биологических наук, профессор. С.Е.Черных вспоминал: «Когда Виталий Андреевич Хахлов, с которым мы встретились 27 августа 1972 года на его московской квартире, перечислял  имена именитых людей, которых ему довелось видеть, у меня дух перехватило. Это ведь почти весь цвет отечественной науки того времени!» (14)   Еще в студенческие годы (1910 г.) его внимание привлекли экспериментальные исследования в области зоологии, изучению которых он отдавал много времени. В 1917 году, окончив Московский университет с дипломом первой степени, он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию.

Для окончательного оформления  диссертационной работы возникла необходимость дополнительных исследований. И ему была дана командировка в район Южного Алтая. События 1919 года (контрреволюционный переворот, совершенный белогвардейцами в Сибири и Казахстане) не позволили возвратиться в Москву.

В 1921 году он переходит на работу в Томский университет, а с 1947 года в Казахский государственный университет имени С.М.Кирова.В начале двадцатых годов он интенсивно работал над книгой о Зайсанской котловине и Тарбагатае. В 1928 году в «Известиях Томского государственного университета» вышел главный труд его жизни – первая часть зоогеографического очерка «Зайсанская котловина и Тарбагатай. Птицы».  Виталию Андреевичу удалось систематизировать богатейший материал, собранный о флоре и фауне края его именитыми предшественниками. Долгие годы Виталий Андреевич работал над созданием орнитологической коллекции, более 100 экземпляров птиц из его коллекции хранится в Институте зоологии Академии наук в Казахском государственном университете.

 В течение длительного времени архивисты Восточного Казахстана пытались разыскать личный архив уроженца города Усть-Каменогорска Бориса Георгиевича Герасимова, священника, ученого,  исследователя и летописца нашего края, одного из основателей Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского императорского географического общества,  репрессированного в 1937 г.

Его имя и труды также долгое время были преданы забвению, в 1973 г. С.Е.Черных  удалось установить адрес дочерей Бориса Георгиевича – Марии и Ольги, которые и передали сохранившиеся документы отца в государственный архив Восточно-Казахстанской области. Станислав Евгеньевич много писал о нем, в его неизданной книге «Летописцы» имя Герасимова занимало центральное место. (15)  

    

Это был образованный человек своего времени, в совершенстве знал латинский, греческий, немецкий, французский, казахский языки, читал на английском. Восточный Казахстан исходил вдоль и поперек, производил археологические раскопки, этнографические сборы и историко-статистические исследования в Зайсанском, Змеиногорском, Усть-Каменогорском, Семипалатинском уездах. В документах Семипалатинского губернского отдела народного образования имеется его учетная карточка № 263 от 9 июня 1923 г.  В графе «профессия и специальность» Герасимов записал: «Педагог. История киргизского народа», в графе «социальное положение» им отмечено: «Священник». На вопрос «Отрасль по просвещению, в которой вы считаете свое использование наиболее желательным», он ответил: «История, география и этнография Семипалатинского края». (16)  Герасимов был патриотом родного края,  добрым и бескорыстным человеком.

Он писал своей дочери: «У меня нет и не было капиталов, ни домов, ни имущества - я был интеллигентный нищий, но у меня сохранилось доброе имя. Им я дорожу, его я никому не отдам. Людям я не делал зла, потому что их люблю. Человек для меня святыня». (17)  В фонде имеется  много ценных, поистине уникальных документов. К числу таких относятся подлинные письма Б.Г.Герасимову виднейшего геолога и географа, заслуженного деятеля науки СССР, почетного президента географического общества В.А.Обручева, знаменитого исследователя Алтая, профессора Томского университета В.В.Сапожникова, географа и исследователя озер Алтая А.Н.Седельникова и др.

Изучая  историю казахов, им была написана «История казахского народа», которая, к сожалению, не была опубликована, а  рукопись сохранилась в фонде лишь частично. (18)  Большую ценность представляет сборник научных трудов Герасимова, скомпонованный автором из своих работ в Семипалатинском подотделе Западно-Сибирского отдела Русского Географического общества за 1903-1918 годы. В него вошли важнейшие труды: «Ссыльные поляки в Семипалатинской области», «В долине Бухтармы», «Сказки, собранные в предгорьях Западного Алтая», «Заметки о пчеловодстве в восточной части Семипалатинской области», «Поездка на Рахмановские источники», «Брачные документы Ф.М.Достоевского», «К вопросу о рациональном пчеловодстве на Алтае», «Старинные церкви Семипалатинской области», «Первые оседлые засельщики Кокпектинскго округа». (19) 

«Первые оседлые засельщики Кокпектинскго округа». Сам автор считал эту работу материалом по истории заселения Степного края. Источниками для этого исследования явились архивные дела Семипалатинского Областного Правления. Главная цель – «указать условия жизни казаков и вообще первых оседлых засельщиков Кокпктинского Округа». (20)

«В 1844 г. состоялось открытие Кокпектинского Внешнего Округа с Приказом, являвшимся органом суда и полиции в степи. Военный отряд, проникший в Калбинский район, положил начало русской оседлости в Призайсанской равнине. Отряд был выселен с Иртышской линии и являлся русским авангардом в юго-восточной части Киргизской степи. С некоторыми казаками в Кокпекты переехали одновременно и их семьи. Между Усть-Каменогорском и Кокпектами образовалась линия пикетов, охраняемых казаками, которые жили там иногда со своими семьями». (21)

Борис Георгиевич показал бедность, недостатки продовольственного обеспечения, тяжелый труд. «Случалось, терпели недостаток в пропитании и семьи казаков, водворенных в Кокпектах на постоянное жительство». (22) Нередко неурожаи ставили жителей в затруднительное положение. Так в 1840 году во время полного неурожая жители думали заняться рыболовством на озере Клах части Н-Зайсана, но обильные снега разрушили эти надежды. На помощь пришла Войсковая администрация. Сотник Портнягин возбудил ходатайство «о поддержании бедных семейств пособием от казны в одолжение впредь до урожая хлебом».

Был представлен список строевых и резервных казаков, особо нуждающихся в помощи, всего семь семей. Ходатайство сотника Портнягина было одобрено генерал - губернатором  Западной Сибири князем Горчаковым, который предписал Канцелярии Сибирского линейного казачьего войска ассигновать из войсковых сумм «на выдачу единовременно, вместо солдатской дачи провианта с 1-го января по 1 мая казачьим женам и дочерям женского пола, состоящим на постоянном жительстве в месте водворения кокпектинского отряда, деньги, а именно: десяти человекам, имеющим от роду семнадцать лет и более по четыре рубля, а тринадцати человекам, моложе семнадцати лет, по два рубля ассигнациями на каждого человека». (23)

Развитие хлебопашества в Киргизской степи поощрялось всеми способами. «Всякие начинания казаков, направленные к развитию земледелия в степи, протекали под контролем войскового начальства, которое вело ведомости с показанием количества засеянных десятин хлеба». (24)  Б.Г.Герасимов считает, что в лице казаков, которые переселялись за Иртыш, русское правительство «желало в то же время создать в степи устойчивый культурный элемент и поэтому способствовало домообзаводству казаков, освобождая их  постепенно от обязательных повинностей (казенное хлебопашество, даровой труд военно-рабочих команд и т.д.) и давая им разные льготы».

Научные работы Б.Г.Герасимова и сейчас являются важными источниками при изучении истории Восточного Казахстана. Многогранность исследований Станислава Евгеньевича Черных обогатили краеведческую науку. Созданный им архивный фонд для многих исследователей является отправным пунктом их научных  работ. Более того, ни один серьезный исследователь прошлого Рудного Алтая не сможет обойтись без опоры на труды этого удивительного человека.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.1     13 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.13, л.12  

                                                      2 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.3     14 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.18, л.4                                                         

3 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.3     15 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.9          

 4 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.1, л.2     16 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.10         

  5 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.4      17 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.11          

 6 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.9      18 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.12        

 7 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.10    19 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.13       

8 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.8, л.11      20 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.2       

    9 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.5, л.1        21 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.2          

10 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.5, л.2        22 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.2      

11 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.5, л.1       23 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.2      

       12 ГАВКО, ф.818, оп.1, д.13, л.14     24 ГАВКО, ф.1070, оп.1, д.2          

 

Л.П.РИФЕЛЬ Республика Казахстан. г.Усть-Каменогорск, ГУ «Государственный архив

Восточно-Казахстанской области

 

     Черных Станислав Евгеньевич  (31.10.1934 г. – 14.12.1991 г.) -  Отличник архивного дела,

 Заслуженный работник культуры Казахской ССР, член Союза писателей СССР.

Его хорошо знают историки и краеведы, писатели и журналисты и просто читатели не только нашего края, но и далеко за пределами Казахстана. Он щедро делился архивными богатствами со всеми, кто любит свой край, кто живо интересуется его прошлым. В своих книгах, очерках, лекциях С.Е.Черных рассказывал о замечательных людях Восточного Казахстана, которые жили и творили в разные эпохи, внося весомый вклад в его изучение и развитие и составляя нашу гордость. Его произведения – это результат скрупулезной собирательской и исследовательской работы, многочисленных встреч и бесед с людьми, изучения литературы и архивных первоисточников.

На основе архивных документов и сведений он опубликовал более 1000 статей и очерков по истории края, подготовил свыше 200 радиопередач, более 300 телепередач. Его статьи печатаются в журналах «Простор», «Дальний Восток», «Молодая гвардия», «Советские архивы», «Здравоохранение в Казахстане», «Уральский следопыт», «Новый фильм», «Пчеловодство», «Сибирские огни», в газетах «Казахстанская правда», «Учитель Казахстана», «Ленинская смена», «Вечерняя Алма-Ата», «Рудный Алтай», «Коммунизм туы», «Луч», «Иртыш». Его статьям и очеркам присущи информативная насыщенность, образность, выразительность. Он занимается не только сбором архивных материалов, но и встречается с очевидцами многих событий.

В 1964 г. в издательстве «Казахстан» вышел сборник документальных очерков о Героях Советского Союза «Бесстрашные», в котором имеются очерки С.Е.Черных. В 1968 г. в том же издательстве вышел второй том сборника «Герои Советского Союза – казахстанцы», в котором очерки о Героях – восточноказахстанцах написаны С.Е.Черных.

С.Е.Черных принимал участие в подготовке к изданию сборников «История индустриализации Казахстана» (1967 г.), «Коллективизация сельского хозяйства в Казахстане» (1968 г.), «Герои Социалистического труда – казахстанцы» (1969, 1985 г.г.), «Очерки истории Рудного Алтая» (1970 г.) «В.И.Ленину - от всего сердца» (1970 г.), «Рудный Алтай» (1985 г.), «Они сражались за Родину» - альбом плакатов о Героях Советского Союза- восточноказахстанцах» (1985 г.), «Путеводителя по фондам государственного архива Восточно-Казахстанской области и его филиалов» (1988 г.), «Великий Октябрь и гражданская война в Прииртышье».

Его очерки были опубликованы в сборниках «Памятники истории и культуры Казахстана» (1986 г.), в «Казахской Советской Энциклопедии»  - 30 статей по истории предприятий Рудного Алтая  (1987 г.), «Борцы за Советскую власть» (1987 г.), «Прииртышье мое» (1988, 1990 г.). Под руководством С.Е.Черных и при его непосредственном участии были подготовлены и изданы сборники «Город рабочей доблести» (к 200-летию Лениногорска, 1986 г.) и «Зыряновск» (к 200- летию города, 1900 г.)

С.Е.Черных является автором книг «С берегов Иртыша» (1981 г.), «Одна, но пламенная страсть» (1986 г.), «Под небом Алтая» (1988 г.). За книгу «С берегов Иртыша» Станислав Евгеньевич награжден в 1984 г. бронзовой медалью ВДНХ СССР и денежной премией.  В 1989 г. вышел в свет сборник «Воспоминания о Павле Васильеве». В течение 30 лет Станислав Евгеньевич кропотливо собирал воспоминания о поэте-земляке, вел поиск очевидцев, родных и близких поэта.

Книга вышла небольшим тиражом и сразу стала библиографической редкостью. «Без преувеличения – архив Павла Васильева, собранный Станиславом Черных, равен по масштабу работе целого научно-исследовательского коллектива, и уже только это является научным и нравственным подвигом», - П.Д.Поминов, кандидат филологических наук.

В государственном архиве Восточно-Казахстанской области насчитывается на хранении более 60 фондов личного происхождения. Достаточно сказать, что в 1961 г. на хранении было всего 3 фонда личного происхождения, насчитывающих 7 единиц хранения. В настоящее время в личных фондах госархива области хранятся найденные, обработанные лично С.Е.Черных биографические, творческие, изобразительные документы известных советских писателей – наших земляков Е.Н.Пермитина, А.М.Волкова, П.Н.Кузнецова; ученого-самородка, собирателя русских личных имен, составителя уникального «Словаря русских личных имен» Н.А.Петровского. С каждым из них Станислав Евгеньевич был знаком лично, вел переписку. Имеют огромную историческую и научную ценность фонды известных краеведов Панкратьевых, братьев Белослюдовых, священника, знаменитого ученого, неутомимого исследователя и летописца нашего края Б.Г.Герасимова. Источником комплектования стали документы самого С.Е.Черных, его фонд насчитывает более 1000 единиц хранения.

Часть документов огромного личного фонда С.Е.Черных передал в Центральный государственный архив Республики Казахстан, часть в Восточно-Казахстанский историко-краеведческий музей. Оставшаяся большая часть личного фонда С.Е.Черных была передана в государственный архив Восточно-Казахстанской области его женой Ольгой Николаевной. В фонде хранятся издания, неопубликованные рукописи, печатные работы, архивные выписки, переписка, изобразительные материалы.

 

Вверх