На главную страницу


 

 

         ГОНЧАРНОЕ РЕМЕСЛО РУССКИХ КРЕСТЬЯН


 

В фондах восточно-Казахстанского областнойго архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея- заповедника хронится коллекция гончарных изделий, выполненных крестьянами нашего края. Здесь и горшки, и крынки, и колыванки, и корчаги, и кувшины. Изделия разных форм, размеров, цветов, качества выделки. Когда-то без этой посуды не могла обойтись ни одна семья. В крестьянском быту обязательно были русская печь, ухват и глиняные горшки.

Глядя на эти теплые, гармоничные предметы, невольно видишь картины далекого прошлого. Начало двадцатого века, ярмарка в станице Алтайской, что близ Катон-Карагая. Каких только товаров здесь нет!

В разгар ярмарки приезжает гончар. Он привозит с собой рядно (ткань домашней выделки ), стелит его, а сверху ставит горшки. Как только уловит, что люди на него смотрят - дерг за рядно и орет: ''Мои горшки не бьются на вершки!  Доставайте, люди, денежки!'' Горшки на пол валятся, стукотят друг об друга, а целые.

Посуду, конечно, покупали и на ярмарке, и у местных гончаров. Но в большинстве своем делали сами. В бухтарминских деревнях этим занимались в основном женщины. Большое количество скота требовало большого количества посуды. Размеры и форма обуславливались назначением того или иного сосуда.
Для изготовления пива и перетапливания меда делали большие корчаги - емкости с небольшим отверстием внизу, которое затыкалось деревянным гвоздем.
Для молока делали ''крынки'', по размерам ниже и значительно уже корчаг. Для приготовления пищи ''ладили'' горшки, а для замешивания теста - ''калаваночки'' низкие, широкие.

Корчаги, крынки, горшки сужались кверху и значительно - книзу. Откуда взялась такая форма в русской керамике?

- Сосуды первого тысячелетия до н. э., обнаруженные в Дьякове под Москвой, по форме уже напоминают знакомые нам изделия. Их округлое тулово опирается на суженный поддон. Такая форма удобна для приготовления пищи в печи, где сосуд стоит между поленьями дров. В Московской Руси складываются основные черты русской керамики, становятся устойчивыми черты, которые получают развитие в традиционных промыслах. При замкнутой сельской жизни преемственность местных традиций сохранялась десятилетиями и веками. В селах, отдаленных от торговых и промышленных центров, ощущались древнерусские традиции.

К таким, отдаленным от промышленных центров, селам относились и Бухтарминские деревни - Печи, Белое, Фыкалка и другие. Здесь в конце 19-начале 20 веков изготавливали ту самую посуду, которая и хранится сегодня в фондах музея.Так ли прост был процесс производства керамической посуды?

 

     

 

Прежде всего необходимо было заготовить сырье. Главным материалом служила глина, очень пластичный, широко распространенный в природе материал.

По рассказам старожилов нашего края, не всякая глина шла на изготовление посуды. Е. В. Федорова, 1905 г. р., жительница с. Бутаково, рассказывала, что местные гончары глину добывали на берегу реки Ульбы, а в другом месте, например, с горы Могильничной не брали, так как она была жидкая и вязкая, и во время обжига трескалась.
В селе Белом Катон-Карагайского района посуду лепили из красной '' криношной '' глины, в природе вьющейся тонкой, диаметром 5 см, жилой.
Залежи такой глины в селе были только в одном месте. В селе Орловке Глубоковского района глину брали у Орловского яра на берегу реки Свинки, в этом месте она была чистая и вязкая. В селе Урыль Катон-Карагайского района специальная ''криночная '' глина бралась близ горы Каменушки, где она залегала жилой.
После заготовки глину необходимо было очистить, измельчить, высушить, просеять на мелком решете, перемешать с песком, добавить воды и вымесить как тесто. Глину с песком топтали ногами до тех пор, пока она не защелкает и не пойдет ''ноздрями'', то есть пока не начнут образовываться пузыри.
Рассказывают, что к такому труду привлекали даже малолетних детей.
Топтали глину час-два, в основном, пяткой. Сигналом готовности глины служило ее пощелкивание под ногой. Из такой, хорошо утоптанной, глины посуда получалась добротная - ''звон звоном''. Для прочности и водонепроницаемости, в Бухтарминских селениях в глину добавляли не воду а сыворотку из простокваши.
Одна из основных операций в процессе производства глиняной посуды - формовка. Насчитывается пять основных способов формовки:

1. Лепка сосуда из комка глины, середина которого выдавливается.
2. Спирально-жгутовая техника (длинную полосу укладывали по спирали).
3. Приготовление сосуда из нескольких колец.
4. Изготовление посуды из нескольких пластин.
5. Формовка с помощью гончарного круга.


Практически все эти способы были знакомы крестьянам нашего края. Применяя способ выдавливания, лепили небольшие черепки, миски, солонки.

Для лепки без кругаиспользовали разные приспособления: чурку, доску, донце кадки, сковороду. Особенно легко было лепить на сковороде, так как она хорошо вращалась, а загнутые вверх края легко захватывались. Поэтому на ней лепили даже горшки. В бухтарминских селах применялась и техника кольцевого налепа.

В этом случае для изготовления крынки или горшка использовали три ''каралички'' (круглых длинных куска глины). ''Каралички'' раскатывают как тесто, сворачивают кольцами и накладывают один на другой. Мастерица из с. Белого рассказывала об этом способе следующее: на посыпанный песочком (чтобы не прилипало) круг ложили ''денушко'', ''защипывали'' у него края и сверху, одно на другое, накладывали кольца, замазывая стенки рукой или деревянной лопаткой.

Середину сосуда обычно ''раздували'', то есть делали шире в диаметре, изготовляя кольца чуть больше предыдущих. У бухтарминских старообрядцев существовали ручные гончарные круги различного вида. Круг карусельного типа и круг с беседкой (доской). Иногда гончарный круг состоял из короткой скамейки - основы и укрепленного на ней штыря - оси с кругом. В процессе работы круг поворачивали рукой. Следующий этап изготовления гончарной посуды - просушка и обжиг.

Готовые изделия ставили в затемненное место для просушки, чтобы его не ''разодрало'', и не образовались трещины. Обжиг необходим для того, чтобы черепок спекся и получил достаточную прочность. Обжиг, или по-местному, обваривание, производился в русской печке. В печь помещали одновременно 5-6 больших корчаг или же до 15 - меньших размеров.

Дрова использовались гнилые (чтобы было больше дыма, способствующего хорошему обжигу), таловые или березовые. Обычно ряд посуды обкладывали рядами дров снизу, сверху, спереди.

Оставляли посуду в печи не дольше, чем сидит обычно хлеб. Раскаленные до красна изделия вытаскивали палкой (ухватом, кочергой, сковородником ) и опускали в большую сельницу ( деревянное корыто) с молоком, крутя во все стороны, пока они не остынут и не почернеют. Русскому населению Южного Алтая были известны закаливающие свойства молочных продуктов. Упоминание об обваривании в молоке есть в с. Белом. В с. Урыль Катон-Карагайского района готовые изделия обваривались в кипяченом молоке или в сыворотке. В с. Огнево Большенарымского района раскаленную посуду ''ложили в горячее молоко, затем помещали в печку, где молоко обгорало, потом посуду смазывали маслом и снова ставили в печку''.  После прожарки, изделия становились значительно прочнее.
Гончарные изделия, выполненные вручную и обожженные в печи, служили нескольким поколениям, передаваясь по наследству. Некоторые из них дожили до наших дней и заняли свое место в музейной коллекции.
Домашнее производство посуды ушло в прошлое, и навыки когда-то жизненно необходимого ремесла забываются.

 

А. Мышко.

Вверх