На главную страницу

 

В стиле ''Этника''.

Старинные серьги кержачек.
 

Одна из ''мирных'' тем дамских журналов – модные тенденции грядущего сезона, здесь рядом с классическим, авангардным и ещё какими-то направлениями обязательно соседствует этника. Гламурные картинки представляют наряды и украшения, сделанные по восточным, африканским, латино-американским мотивам… Очень притягательно! Но стоит ли плыть по течению модного потока и пытаться дотянутся до идеалов ''вандербильдш''?! Ну, дотянемся, благо теперь есть такая возможность. И что? Получится очередная копия.

А хочется быть оригиналом. Хочется? Тогда стоит покрутить головой, посмотреть вокруг, и среди своего исконного можно найти столько ультрамодного в заявленном стиле - ''этника''.

На территории нашей Восточно-Казахстанской области с ХVIII века живут русские старообрядцы, по-местному – кержаки. Бытует расхожее мнение, что, мол, люди это угрюмые, быт их аскетичен, а одежды в тускло-тёмных тонах. Всё с точностью до наоборот! Работая в музее этнографии, мне довелось познакомиться и с настоящими староверами и с этнографическим материалом, в том числе их традиционным костюмом. Его главным отличием, по сравнению с одеждой других русских старожилов Сибири и Алтая, было особо яркое колористическое решение – ткани насыщенных, сочных расцветок подбирались либо в тон, либо в контраст, но всегда гармонично, без дурновкусия.
Может быть, это сохранённые эстетические пристрастия старой Руси? Известны ведь воспоминания чужеземцев, побывавших в этих землях еще в допетровские времена, они были сражены буйством красок русского костюма! Исследователи и путешественники, побывавшие в долинах рек Убы и Бухтармы 100-200 лет назад, с изумлением обнаруживали здесь настоящие оазисы старинного русского быта. Писатель Г.Гребенщиков в начале ХХ века назвал наши края ''Алтайской Русью''!

Да, именно здесь старообрядцам удалось сохранить немало бытовых реалий века ХVII, а кое что и из более ранних времён. К числу последних можно отнести некоторые детали костюма, например, особые поликовые рубахи и пояса, богато украшенные архаичными узорами… И конечно – женские украшения, символика которых уходит в легендарные дохристианские времена …

    

Наши далёкие предки, жившие в период родового строя, к одежде относились немного иначе нежели мы. Как и сегодня, платье укрывало от непогоды и было знàком, указывающим на статус того или иного человека в обществе… Но была еще одна очень важная функция, ныне почти утраченная, костюм служил мощным оберегом от вредоносного магического влияния внешнего мира.
Обширный этнографический материал позволил специалистам предположить, что существовала единая схема построения костюма, которая основывалась на знаниях древних об устройстве мира. Академик Б.А. Рыбаков называл это ''макрокосмосом в микрокосмосе''. Так, например, головной убор славянских женщин в те далёкие врем олицетворял идею неба: здесь изображались солнце и устремленное ввысь мировое древо, птицы и небесная вода – дождь.

Да и сами названия тоже были ''птичьими'': ''кокошник'' – от древнерусского ''кокошь'' – петух, кур, ''кичка'', ''кика'' – от древнего - ''утка''.
Подобный головной убор с теми же названиями и изображениями сохранялся у наших староверок вплоть до 1920-30-ых годов. Обязательным дополнением к нему были золотые или серебряные серьги. В наших крах они уникальны: во-первых – не имеют точных аналогов в других комплектах этнического костюма, в том числе и русского; во вторых – их древнее происхождение очевидно, небесная символика – их суть. Итак, уникальные серьги кержачек нашего края известны в двух разновидностях, у крестьянок они назывались описательно ''с гребнем'' и ''долгие''.

Оба вида представляют стилизованные изображения, первые - птицы с гордо выгнутой грудкой и пышным хвостом, вторые – женской фигурки. Серьги '' с гребнем'' выполнены в технике холодной ковки, в основе своей – это кольцо, разомкнутое сверху, его передняя часть – ''грудка'', плоская выпуклая пластина, вверху суженная в пруток, который завернут в небольшое колечко – ''головку''.
Внизу ''грудка'' плавно переходит в ''гребешок-хвост'', он тоже плоский, но развернут на 90°. Пышность ''хвоста'' подчеркивают орнаментальные насечки, а по внешнему краю - часто ажурная вырубка. В верхней точке ''хвост'' расходится на два прутка, один закручен в колечко, почти такое же как ''головка'', а другой вытянут по линии замыкающей серьгу в кольцо.

Этот второй пруток – часть жесткой застёжки, это дужка, продеваемая в мочку уха, ее загнутый вверх кончик вставлялся в маленькое сквозное отверстие, пробитое на ''грудке'' под завитком -''головкой''. Особенность данных сережек в том, что дужка продевалась с тыльной стороны мочки (современные серьги вдевают не так). Возможно это ''рудимент'', оставшийся от ''предков'' серег – височных колец, которыми славянки украшали головной убор, но не продевали в уши.
Среди разных видов соединений височных колец встречается и подобный тип – конец прутка, продеваемый в отверстие.

Птичья фигурка легко прочитывается в этих серьгах, но какая это птица? Каково ее место в иерархии небожителей?

Ведь у древних ничего не было просто для красоты, каждый образ имел сакральное значение, имел свое место в мифологии, а потому и являлся оберегом. Обращает внимание отсутствие крыльев, эта птица изображена явно не в полете. Тогда как она попала в небо?

Секрет раскрывается, когда видишь более древней вариант этого типа сережек, который довелось встретить на Бухтарме исследовательнице Гринковой Н.П., работавшей в составе экспедиции в 1920-ых годах. Во внутренней части серьги, как в лодочке размещена антропоморфная фигурка с крестовидной головой и ручками-листочками, загнутыми как у только что раскрвшегося ростка. Теперь ясно, что наша птица – это ладья, в которой перемещается по небу солнечное божество.
Может быть, это сам Даждьбог - один их верховных божеств славянского языческого пантеона.
Его имя означало – ''дающий бог, податель всех благ''. Славяне верили, что он ездит по небу на чудесной колеснице, запряженной четвёркой белых, златогривых коней с золотыми крыльями, а солнечный свет происходит от огненного щита, который он возит с собой. Днём он проезжает по небосклону Белого Света, а ночью светит в Нижнем Мире, для чего пересекает Океан-море на ладье, запряженной водоплавающими птицами – гусями, утками, лебедями. Голова в виде креста, подтверждает эту гипотезу, потому что один из сакральных знаков Солнца - крест. Значит, эти серьги изображают священных утиц или лебедей, ночных перевозчиц самого Даждьбога!
По размерам такие серьги были довольно крупными, они вписывались в круг диаметром 3-4 см. Чаще их делали из серебра, золотые птицы-утицы такого же размера встречались очень редко. Мне довилось лишь однажды встретить их у Сосновской Пистимеи Платоновны, 1912 г.р., в селе Быково. А вот такие же золотые серёжки, но значительно меньшего размера – с однотенговую монетку, иногда можно увидеть в ушах наших молодых современниц, счастливых обладательниц бабушкиного наследства.

Второй вид традиционных кержачьих серег - так называемые ''долгие''. Свое название они получили из-за длинны, обычно в пределах 6-7 см.

Это трёхъярусные серьги, они представляют стилизованную женскую фигурку: головка в высоком кокошнике, часто каплевидной формы, плечики и ручки в пышных рукавах, юбочка с обязательной подвижной вставкой-подвеской, так же в форме капли. Эти подвески были либо из граненого стекла, либо из того же металла, что и вся серьга, тогда - изнутри полые. Есть свидетельства, что в такую полую подвеску закладывали малюсенькие камешки, чтобы серьги при движении позвякивали. Серьги выглядят очень эффектно! Но каково их магическое значение?! Можно предположить, что как и серьги-''птицы'', они тоже ведут свое происхождение от более древнего вида украшений, височных или косных…
Одно ясно, что этот образ имел явное отношение к магии плодородия: для земледельцев урожай напрямую зависел от вовремя пролившегося дождя, а несколько раз ритмически повторенная форма капли, по сути выстраивающая всю фигурку, говорит о том, что это божество, ведающее небесной водой.

Эти серьги – наследие далёкой прародины, далёкой и в пространственном и во временнóм смыслах. Только здесь на Южном Алтае их ковали, или по-местному - ''вытягивали'' из серебряных и золотых монет. Колесникова Мария Астафьевна, 1900 г.р., из Черемшанки, вспоминала, что ее серьги делал мастер, который жил в Тарханке. Ладил из серебряных рублей ''исполу'', то есть половину металла забирал себе в качестве платы за работу.

Имена мастеров долго помнили их постаревшие заказчицы. Это Якимов Савин Трофимович, 1883 г.р., из Богатырёво, Иван Дементьевич Акулов, 1870 г.р., из Коробихи, в Тургусуне славился мастер Тимофей Фадеевич Анофриев, а в Солдатово - кузнец дед Жуков… Серьги вообще были очень популярны у кержачек. Девочкам рано прокалывали ушки, чуть ли не с младенчества.
Сначала вдевали шелковую ниточку. Прокол ежедневно обрабатывали слюной и передвигали шелковинку, пока не заживет ранка. Потом, если семья жила в достатке, вдевали серебряные сережечки, если жили небогато, то первым украшением были нанизанные на ниточку ягодка шиповника или семечко марьи-коревны. Когда девочка дорастала до возраста невесты, то есть годам к 14-15, родители дарили ей настоящие серьги ''с гребнем'', или ''долгие''.

Порой они доставались в качестве подарка от жениха. Часто у щеголеватых юных кержачек была не одна пара, тогда по праздникам вдевали сразу по две серьги: и ''с гребнем'', и ''долгие''… И хотя древний магический смысл этих украшений-оберегов был давно забыт, но память о необходимости ношения именно таких серёжек сохранялась вплоть до ХХ века.

Даже в конце минувшего столетия в наших деревнях можно было встретить пожилых женщин, которые продолжали ежедневно носить своих ''птичек'' и хранить в заветном местечке ''Дождевых Богинь''… В течение нескольких столетий они не выходили из крестьянской моды, которую правильнее назвать традицией. Немного позабылись в последние десятилетия серьги и ''долгие'', и ''с гребнем'', но, право, как хороши были бы они и в современным костюме!
 

Т. ШАРАБАРИНА Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и

природно-ландшафтный музей- заповедник.

 

Вверх